Мифологизация декабристов

Время чтения: 1 минута

Гюнтер сегодня написал довольно подробный пост о мифологизации Гражданской войны — ну а я в порядке аллаверды хочу сказать пару слов о сабже.
В качестве преамбулы — любое государство нуждается в создании и культивировании мифов, лежащих в основе национальной и\или государственной идеологии. Попытки создать российскую госидеологию на пустом месте ни к чему за последние два десятка лет не привели. Нет базиса — общепринятого героического мифа. Победа в Великой Отечественной — это часть советской мифологии (как и Гражданская война) — а в Российской федерации может быть использована именно по мифотворческому назначению лишь спустя лет 50, но никак не 20, да и то при наличии сильной востребованности. Яркий пример — использование старой имперской мифологии 1812 года, а равно персон из «проклятого царского прошлого» — Александра Невского, Суворова, Ушакова, Кутузова, Нахимова в годы Великой Отечественной.
Что касается декабристов — то первая попытка их мифологизации относится к середине 20-х годов — шумно отмечается 100-летие восстания и казни, появляется обелиск на острове Голодай, алебастровые бюсты, книги и проч. Декабристы, как это ни парадоксально звучит, стали заложниками собственных действий, поскольку для большевиков любые борцы с царизмом априори были «своими». Но ВНЕЗАПНО выясняется, что бОльшая часть декабристов имеет неверную классовую принадлежность и вообще князья, графья и прочие дворяне. Непорядок. Да и «страшно далеки они от народа», хоть и Герцену поспать не дали. И широкая мифологизация приостанавливается, оставаясь лишь на страницах школьных учебников.
Вторая попытка мифологизации — тоже «юбилейная» — была на порядок более успешной. Этот этпа продлился, пожалуй, с 1975 по 1980 год — и был отмечен произведениями блестящими и сыгравшими очень серьезную роль в дальнейшей судьбе страны. Речь о «Звезде пленительного счастья» и ряде книг Натана Эйдельмана. Поскольку эпоха голопузых безвозвратно ушла и в креслах сидели красные буржуа, никакого отторжения, никакой классовой ненависти дворяне в книгах и на экране у них не вызывали. Более того, если рассматривать «Звезду…» — то там и отрицательные персонажи весьма привлекательны. «Благородные люди красиво вспарывали друг другу животы» (с) И вот тут-то кроется самое интересное — государство профинансировало фактическое создание мифа об оппозиции. И сделало это очень вовремя (интересующиеся могут погуглить год создания МХГ, к примеру). На Думающих Людей с экранов и со страниц книг смотрели благородные во всех смыслах люди, лощеные красавцы в мундирах, свободно говорящие на нескольких языках Всю Правду в лицо власти. Светлейшие князья фон унд цу Че Гевара. И когда Думающий Человек под покровом ночи являлся на сходку рукопожатной советской фронды — и видел там, извиняюсь Алексееву, Богораз, Гербер и прочее в том же духе, от коих исходил неистребимый запах свободы — у него случался некоторый разрыв шаблона. А спустя некоторое время приходило понимание, что вот ЭТО оппозицией быть не может. Потому как, чтобы Гневно Бросать в Харю Власти Всю Правду — надо как минимум регулярно менять носки. Так что низкий поклон Костолевскому, Ливанову и многим другим замечательным актерам, а также Владимиру Мотылю и Натану Эйдельману за то, что либеральная оппозиция у нас навсегда осталась в маргинальном закутке.
Именно поэтому один из основных мифов, на основе которого следует выстраивать современную российскую идеологию — это миф протестный. Именно власть должна начертать на своих знаменах имена Пяти Повешенных, ставить их портреты в кабинетах, открывать памятники. Потому что это — протест благородных и образованных, «людей-в-теме», а не черни и образованщины. Лучшей прививкой от революции может стать «революция в кружевах» — когда люди будут подходить к оппозиционным лидерам не с точки зрения идеологии, а с точки зрения персонального восприятия. Кстати, в этом ключе довольно неплохие шансы у Милова (это так, к слову).

Как-то так.