К прочтению

Время чтения: 1 минута

Блистательный Цискаридзе про «реставрацию» Большого театра. Ему оппонирует «член попечительского совета», рассказывающий о том, как все зашибись — Ремчкуов. Там есть очень прекрасный пассаж про джинсу в Ведомостях, Ремчукова растаращило от этого не по-детски, там визги и вопли обиженного.
Ну и пару выдержек для общего понимания.
Цискаридзе: Допустим, все те, кто ходили в Большой театр по пропускам, кому не везло купить билет, мы сидели на барьерах, может, вам когда-то доводилось, между ложами, то облокачивались мы на стену, на колонну, и сзади был лепнина, которая была покрыта сусальным золотом. Теперь вам стоит просто повернуться и вот так потрогать пальчиком эту лепнину, вы поймете, что это пластмасска золотого цвета, приклеенная на клей ПВА. …В коридоре, который в Большом театре, везде висели канделябры, это на уровне глаза человеческого висит, потому опять-таки, каждый зритель может потрогать. Вы можете зайти и потрогать. Там был хрусталь, поверьте, а теперь там стекляшка. Опять-таки, вы берете пальчиком и это стекляшка.
…Я могу провести любого человека и показать. И то, что, допустим, вы говорите про плавающие сцены, опять-таки, декабрь не за горами, «Щелкунчики» должны идти. А вы бывали на «Щелкунчике» в детстве? Помните, Король Мышей выезжает из-под сцены, потом в момент, когда его убивает, он проваливается, помните? Я же лгун! Вот дело в том, что мы все задали вопрос, потому что есть балет «Жизель» оттуда выезжала и Жизель, мы все спрашиваем: а где люки? Покажите просто. Замечательно, вы построили много плавающих, люки где? Значит, если я не ошибаюсь, 16 было в старом театре, и с 1856 года по 2009 они все функционировали. Пока нам никто не смог показать, где люки находятся. Вот если в декабре у нас Король Мышей не будет проваливаться и выезжать, наверное, их не сделали.