Идея победы

Теперь, когда отгремело-отшумело-отплясало, можно и высказаться.
Довольно давно, лет уже наверное под двадцать тому, покойный ЕБН кинул в воздух мысль — мол, России нужна национальная идея. Помнится, сначала все с усердием, все превозмогающим, кинулись придумывать и разрабатывать, но пару лет спустя забили на это дело болт. С тем пор где-то раз в пятилетку мысль о национальной идее, объединяющей и вдохновляющей _многонациональный_народ_ наш, бередила умы власть предержащих — и раз от разу все заканчивалось одним и тем же. Махали рукой и произносили нечто типа «земля наша велика и обильна, но порядка в ней нет единой идеи тут не придумать». При этом с тихой завистью поглядывая на Украину с голодомором и Израиль с холокостом.
Основной ошибкой в данном случае было желание именно что _придумать_ и насадить идею, тогда как она должна идти от народа, снизу (по крайней мере, народ должен быть в этом уверен). Для понимания, о чем речь, рекомендую посмотреть прекрасный политтехнологический фильм Inception (в русском прокате — Начало). Так вот, насаждать и придумывать необходимости не было никакой — достаточно было пронаблюдать за реакциями широких народных масс в течение нескольких лет и понять, _что_именно_ является объединяющей идеей для народа. И вот тут-то можно обнаружить вторую совершенную ошибку. Дело в том, что изначально (и вполне разумно) ЕБН декларировал, что национальная идея не должна быть завязана на прошлое в целом и СССР в частности. Разумно — потому что страна, своей идеей провозглашающая прошлое — обречена на вечное отставание в развитии (впрочем, об этом чуть позже). Как водится, «вместе с водой выплеснули ребенка» — Победа в Великой Отечественной войне оставалась и остается традиционным ретро-символом страны, наравне с гимном Михалкова 3.0. Но Победу-то надо рассматривать куда как ширее ширше шире — тема победы _наших_ как раз-таки является вполне себе объединяющей.
Вынесем за скобки победы российских сборных — спорт для многи это святое, тут особых проблем нет. То, что люди разной сексуальной и политической ориентации радуются победе нашей сборной — это нормально. Но. Вспомним 1990-й год (это я адресуюсь к тем, кто в 1990 году был уже в сознательном возрасте). СССР в глубокой жопе, дефицит, карточки, очереди и прочее говно. Чемпионат мира по футболу. ВСЯ СТРАНА болеет за сборную КАМЕРУНА, которая доходит до четвертьфинала, порвав аргентинцев и уступив лишь одно очко англичанам. Казалось бы, где мы и где Камерун? Но сборной рукоовдит НАШ — Валерий Немпонящий, и победа нигров воспринимается, как победа одного русского против всей этой интернациональной футбольной шоблы — «глянь, как натаскал обезьян». И победа Камеруна воспринималась именно, как наша победа.
Другой пример. Извините, Евровидение. Каждый раз люди с — как минимум — неплохим художественным вкусом — смотрят, слушают, болеют, радуются победам тех исполнителей, которых в обычной жизни они бы не стали слушать даже по пьяни. Причина проста — потому что это НАША ПОБЕДА. Возвращаясь к теме возврата в прошлое (пардон за тавтологию) — те же бурановские бабушки это ад и ужас, причем комплексный. То есть мало того, что это чудовищно пошлый китч, на фоне которого Надежда Бабкина просто Робертино Лоретти. Есть еще и иные составляющие — типа того, что гонорар (или премию, не скажу точно) эти самые бабушки собрались пожертвовать на строительство церкви в этом самом Бураново. А руководство Удмуртии, со своей стороны, пообещало поставить в селе фонари и положить асфальт. То есть мало того, что китч, так еще и китч, который своими действиями показательно тянет страну в сугубое средневековье.
В России накопилась потребность в победах. Причем именно в победах показательных, _над_ кем-то, а не в _чем-то_. То есть какие-то мега-разработки отечественной промышенности пройдут (и проходят) незамеченными просто потому, что отсутствует элемент битвы, жесткого противостояния. А то же Евровидение прокатывает на «ура». Я уж не говорю о 8.8.8. — когда, кстати, был бездарно просран шанс именно что объединить народ. Парад победы в Грузинской кампании был бы воспринят более чем хорошо, я в этом уверен.
Так вот, идеология «объединяющей победы» вполне может сработать — при одном очень важном условии. Все, кто сейчас радуется нашим победам, должны понимать, что победа, образно говоря, куется не только на фронте, но и в тылу. К победе той же нашей сборной по хоккею приложили руку очень многие — от водителей и парикмахеров до прачек и официантов. И, когда — пусть мелким шрифтом, как в голливудских фильмах, в течение пяти минут будут перечилсяться _все_, кто работал на победу, а не только ее _лица_, тогда и только тогда люди абсолютно честно и искренне могут сказать — «это МОЯ победа» (вон, вон, вон, Вась, глянь, моя фамилия мелькнула).

Это была не проповедь, это были мысли вслух.