Еще раз о протестах

Время чтения: 1 минута

Это, скорее, для себя определенная расстановка точек над ё.

Картина, если очистить ее от наносной шелухи, восторгов одной стороны и плевков другой — выглядит приблизительно так.
Есть некий человек лет эдак пятидесяти, состоявшийся, уважаемый — писатель, педагог, врач со стажем и степенью. Человек приятный во всех отношениях, начитанный и даже вполне современный — Интернетом пользуется, смартфон в кармане, ноутбук в толстой сумке на ремне. И ходит этот уважаемый человек в магазин в паре шагов от своего дома, расположенного, скажем так, в шаговой доступности от Садового кольца. Небольшой такой, уже привычный магазинчик. И хоит он туда аж с детства своего советского босоногого.
И вот в один прекрасный день наш писатель-педагог со стажем вычитывает в, скажем, журнале «Вокруг света», что на просвещенном Западе caviar, икра то бишь — это только черная. А никак не красная и не — тем более — баклажанная. Человек уважаемый и образованный делает вполне разумный и в какой-то степени логичный вывод, что да, не врут в журнале — потому как всем образованным людям очевидно, что шампанское делают только в провинции шампань, а то, что делает МКШВ — это в лучшем случае игристое. И что коньяк — это только в провинции одноименной, но никоим образом не в Армении или в, прости Господи, Молдавии. Дурят, то есть, нашего брата.
Вот, значит, идет он, окрыленный новообретенным знанием, в родной магазинчик и говорит продавщице Мане — что ж Вы, сударыня, не знаете, что ли — икра-то черная должна быть, а у вас на витрине красное и лососевых рыб — это не икра, а сплошной обман потребителя. Либо, так сказать, смените ярлычок, либо товар поменяйте. Продавщица очевидным образом в ахуе и говорит — нет, мол, дражайший Виктор Васильевич, никак невозможно — икра это.
Ну, разумеется, Виктор Васильевич так оставить это не может, идет к директору прямиком и рубит правду-матку. Мол, не икра у Вас, Арам Ашотович. Обманули Вас поставщики — и меня, как Вашего постоянного покупателя — тоже. Ну, Арам Ашотович, разумеется, тоже впадает в прострацию, достает из шкафа «Книгу о вкусной и здоровой пище» 1952 года издания, открывает ее на странице 55 и показывает Виктору Васильевичу. Ну дальше, сами понимаете, начинается форменный кордебалет — потому что, разумеется, при Сталине икра могла быть только красной и все такое. Хлопает дверью, уходит.
На следующий день встает напротив магазинчика одиночным пикетом с плакатиком самодельным «Икра должна быть черной». Ну, некоторое время это проходит незамеченным. На второй-третий день уважаемый профессор-врач начинает в подтверждение своей позиции раздавать ксерокопии статьи. Тут, разумеется, народ потихоньку начинает поддерживать. Кто-то из солидарности, молодежь just4lulz, еще часть видит в этом формирование гражданского общества. День эдак на пятый Араму Ашотовичу, который видит всю эту хуйню, все это надоедает, он делает звонок — и пикетчиков разгоняют молодые люди, с криками «Ваша икра — баклажанная!» закидывающие их субстанцией печального цвета.
Разумеется, на следующее утро пикетчиков больше — плюс подтягивается любопытствующая пресса. Включая, разумеется, спецкорра «Вокруг света», чему Виктор Васильевич крайне рад.
Некоторое время спустя директор магазина понимает, что из-за этого балагана бизнес под угрозой — не особо серьезной, но все равно неприятно. И идет на уступку.
Правдолюбца-писателя вместе с сопровождающими зовут в магазин, где его ждет улыбающаяся продавщица Маня и — о чудо — на месте лотка с красными круглыми яйцами лососевых рыб стоит серебряный лоток с черной икрой.
Казалось бы, справедливость восторжествовала. Виктор Васильевич торжествующе поворачивается к журналистам и публике — мол, победило гражданское правосознание. Но вдруг чувствует, что его дергают за полы пальто.
С одной стороны ему: — А вы, уважаемый, на ценничек-то посмотрите! Они же цену вона как взвинтили, ироды.
А с другой: — А вы, уважаемый, на икорку-то поглядите внимательно. Икорка серенькая, меленькая. Просроченную привезли, чтоб глаза вам отвести и успокоить.
Ну, натурально, уважаемый человек со стажем вскидывается: — Что ж вы делаете! Это профанация!
А ему в ответ: — Помилосердствуйте, черная икра везде дорого стоит, не только у нас. А то, что серенькая и меленькая — так это стерляжья, она самая наилучшая из осетровых, специально для Вас заказали, дражайший Виктор Васильевич.

Ну и так далее до посинения.
Финалов истории два. Либо спонтанно появившееся гражданское общество достает директора магазина настолько, что тот просто магазин закрывает. И уважаемый человек Виктор Васильевич остается без привычного ему с босоногого советского детства магазина.
Либо директор магазина делает еще один звонок, после чего уважаемого человека Виктора Васильевича у подъезда встречают флористы и в доступной форме доводят до него информацию о разновидностях икры осетровых и лососевых. После чего уважаемый человек Виктор Васильевич обходит привычный ему с босоногого советского детства магазинчик тремя верстами краем.

Мораль из всего этого такова.
Икра является очень сильным аллегреном и налегать на нее вредно для здоровья.