Да, пока не забыл

Время чтения: 1 минута

Знаете ли вы, мои маленькие девиантные друзья, что Астрид Линдгрен самую свою популярную трилогию написала о тяжком труде политтехнолога — в адаптированном, разумеется, для детей варианте.
Судите сами. Первое появление политтехнолога Карлсона. Что он делает? Он якобы фланирует по воздуху — но фактически выглядывает очередного лоха ушастого заказчика. То есть он типа как независимый эксперт, торопиться ему некуда — но банка варенья лишней не будет.
Далее. Все развлечения Карлсона на квартире семейства Свантенсон — это претворение в жизнь различного рода предвыборных трюков и кунштюков — как правило, ярких и шумных (см.историю с паровозом).
Любые адовы проебы встречаются с улыбкой и фразой «Дело житейское». Плюс, разумеется, гарантии компенсации затрат после выборов — Карлсон говорит, что у него на крыше стотыщ новых люстр, но вести заказчика на крышу не торопится.
Заметим, что семейство (читай — электорат) в существование политтехнолога не верит и полагает, что во всех косяках виноват лох ушастый заказчик Малыш. Для того единственное утешение — очередное явление технолога с очередным безумным и веселым предложением.
Действия Карлсона по отношению к фрекен Бок и дядюшке Юлиусу — это классика черных технологий. Курощение, низведение и дуракаваляние. Заметим, что Карлсон в первую очередь именно черный технолог, поскольку действует он весьма эффективно — и фрекен Бок, и дядюшка Юлиус под конец отказываются от предвыборной борьбы.
Ну и, наконец, болезнь Карлсона и требования more варенья и more печенья — это классическая разводка заказчика на увеличение бюджета кампании.

Так что очень рекомендую перечитать именно с этой точки зрения.

В мири сказак тожи любят булачки. Гнум.